Рейтинг НПФ, 2007 г.
Поделиться
Facebook Twitter VK


Рейтинг НПФ, 2007 г.

Кризис роста

Павел Самиев

Главный ресурс роста НПФ – корпоративные пенсионные програм-мы – практически исчерпан. Для дальнейшего развития необходимо привлекать рознич-ных клиентов, а это возможно лишь при активном продолжении государством пенсион-ной реформы.

Таблица 1. НПФ - лидеры по объему пенсионных резервов, на 1 января 2008 года
Таблица 2. НПФ - лидеры по объему пенсионных накоплений, на 1 января 2008 года
Таблица 3. НПФ - лидеры по количеству участников по НПО, на 1 января 2008 года
Таблица 4. НПФ - лидеры по количеству застрахованных по ОПС, на 1 января 2008 года

За 2007 год объем пенсионных резервов НПФ увеличился на 16,7% и достиг 472,9 млрд. рублей. Это самый низкий показатель темпов прироста за последние пять лет. Впечатляющая динамика роста пенсионных резервов в прошлые годы – увели-чение на 46% в 2006 году и на 63% в 2005 году - обеспечивались за счет деятельности корпоративных фондов. Крупнейшие компании России достаточно быстро разработали программы социальных гарантий, в частности пенсионного обеспечения для своих со-трудников. В рамках большинства холдингов были созданы пенсионные фонды – и они очень быстро росли. Первый этап развития рынка, как это обычно бывает, получил им-пульс за счет двух факторов: кэптивность (собственные фонды – свои корпоративные про-граммы) и рост с нуля (неудовлетворительное состояние государственной пенсионной системы). Это может прозвучать странно, но первый этап развития был достаточно лег-ким. Фондам даже не надо было привлекать клиентов – кэптивность бизнеса означает присутствие пусть ограниченного, зато стабильного и гарантированного спроса. На пред-приятиях выстроена система коммуникации с людьми, и НПФ, работая с корпорациями, эксплуатируют чужую инфраструктуру. В результате – на порядок меньшие издержки, чем при работе с розницей, и отсутствие необходимости значительно инвестировать в раз-витие маркетинговых технологий.

Однако сохранение прежней модели рынка означает только стаг-нацию. Конечно ,крупный бизнес будет расширять свои базовые социальные программы, но уже не такими темпами. Пенсионным фондам нужен новый ресурс роста – розница. Потенциально – это просто огромный рынок, на порядок больше корпоративного. И здесь мы видим парадоксальную на первый взгляд ситуацию: при крайне низком уровне пенси-онного обеспечения в стране спрос на услуги НПФ со стороны «физиков» фактически от-сутствует. Единственный сегмент, демонстрирующий впечатляющий рост - обязательное пенсионное страхование (напомним, что граждане получили разрешение формировать свои пенсионные накопления, передавая их НПФ, в 2004 году). По сравнению с 2006 го-дом объем пенсионных накоплений, переданных гражданами в НПФ, в прошлом году увеличился на 168,5% и составил 26,8 млрд. рублей. Работа с обязательными накопле-ниями сейчас крайне выгодна и удобна: заключая новый договор по НПО, фонды привле-кают только первый взнос, а каждый новый договор по ОПС переводит на счет НПФ все деньги застрахованного лица с 2003 года. Но и это не может стать среднесрочным драйве-ром роста рынка. Негосударственная пенсионная система (и сюда следует отнести и дол-госрочное страхование жизни) должна ориентироваться на добровольные накопления большинства граждан –и не только работников крупных компаний.

Технологии работы с корпоративными и розничными клиентами существенно различаются. Работа на розничном рынке обходится фондам дороже. Пенси-онным фондам необходимо перестраивать свою инфраструктуру, ориентированную на ра-боту с корпоративными клиентами. Но самое главное - придется создавать спрос на свои продукты буквально с нуля. Разумеется, самостоятельно сделать это НПФ не могут – тре-буется активное вмешательство государства.

Почему же российские граждане не спешат копить себе на ста-рость? Много было разговоров об особом менталитете, привычке полагаться на государ-ство, низкой финансовой грамотности. Все это отчасти верно. Но главных причин, по су-ществу, ровно две. Первая – крайне низкий горизонт планирования и переоценка рисков. Многие еще помнят финансовые потрясения 90-х годов, поэтому предпочитают не всту-пать в долгосрочные отношении с российской экономикой. Проще говоря, люди просто не оценивают доходность-риски на сроки более 1-2 лет ,потому что считают неопределен-ность слишком высокой. Такие риски они брать на себя не хотят, отсюда и общепринятая установка, что о будущих пенсиях должно заботиться государство (по данным опроса, проведенного в апреле 2008 года ВЦИОМом, так полагают 73% опрошенных).

Вторая причина – очень высокая субъективная ставка дисконтиро-вания. Ключевое слово – субъективная. Здесь мы имеем в виду, что именно по ощущени-ям обычного человека скорость обесценения денег существенно выше, чем уровень ин-фляции и ставки по депозитам или доходность по иным инструментам. Это приводит к тому, что сбережения населения снижаются (в 2006 году население сберегло 10,3% дохо-дов, а в 2007 году – 8,9%). Что это значит? При достаточно быстром росте доходов насе-ление предпочитает не копить деньги, а тратить их сразу. Причем, склонность к инвести-рованию падает – чем быстрее растет благосостояние, тем меньше люди сберегают и вкладывают в финансовые инструменты. В этом плане мы отличаемся от большинства быстрорастущих развивающихся экономик (Китай, Юго-Восточная и Южная Азия, Ла-тинская Америка). Объяснить такую нашу национальную особенность достаточно просто: мы менее 10 лет испытываем потребительский бум. При пока еще невысоком доверии на-селения к финансовым институтам и государству население тратит практически все, что зарабатывает. Должно пройти еще несколько лет стабильного экономического развития без потрясений ,с четкой стратегией на будущее – и поведенческая модель изменится.

Государство может и должно способствовать быстрому решению двух вышеуказанных проблем. Процесс реформирования пенсионной системы и пропа-ганда должны быть активизированы. Времени не так много. Уже сейчас финансовое со-стояние Пенсионного фонда России характеризуется все возрастающим дефицитом, кото-рый ежегодно покрывается за счет государственного бюджета. Материальное положение пенсионеров улучшается слишком медленно и не соответствует представлениям о дос-тойной старости. Демографическая нагрузка растет, и только передав значительную часть функций рынку, причем обеспечив его стабильное развитие и доверие граждан, государ-ство сможет построить нормальную пенсионную систему.

Первые шаги

С 2008 года вкладчики НПФ получили право на социальный вычет по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ) со своих пенсионных взносов в НПФ, сде-ланных с 1 января 2007 года. Социальный вычет предоставляется в виде фактических рас-ходов, но не более чем на 100 тыс. руб. в год. НПФ ждали налоговых послаблений уже давно. Ведь существующая налоговая система тормозит развитие добровольного пенси-онного обеспечения. Для большинства западных пенсионных систем характерна модель налогообложения EET (exempt - exempt - taxed), то есть взносы в пенсионные фонды и до-ход, полученный от инвестирования средств, освобождены от налога, а выплата пенсий, напротив, подлежит налогообложению. В России же применяется обратная система – взносы и инвестиционный доход облагаются налогом.

Кроме того, качественный толчок к развитию НПО может дать система государственного софинасирования пенсий. Это достаточно широко обсуждаемая сейчас тема: государство к каждой тысяче, которую гражданин добровольно перечислит на свою будущую пенсию, добавит еще одну, но не более 12 тыс. рублей в год. При этом сам гражданин должен будет перечислить на свой накопительный счет не менее 2 тыс. рублей в год. В этой программе могут участвовать и работающие пенсионеры, но тогда они ради будущей большей пенсии, должны отказаться от пенсии, причитающейся им в настоящее время. Их добровольные отчисления государство будет софинансировать в большем размере – на каждую тысячу рублей добавиться четыре, но сумма не будет пре-вышать 48 тыс. рублей в год.

Ожидается, что закон о государственной поддержке добровольных пенсионных накоплений позволит изменить сложившуюся в настоящее время ситуацию. «Очень важно привлечь к участию в программе государственного софинансирования ра-ботодателей и самих граждан, – считает Светлана Хитрова, исполнительный директор НПФ «Невская перспектива». – И этому должно способствовать освобождение отчисле-ний от уплаты ЕСН со стороны работодателя и НДФЛ со стороны гражданина».

Возможно, программа софинансирования не приведет к значитель-ному притоку клиентов в НПФ в краткосрочном периоде, но обязательно заставит челове-ка задуматься о своей старости. Прежде всего, свою роль сыграет психология: к накопле-ниям, формируемым за счет собственных взносов, внимание застрахованных лиц будет гораздо выше, чем к обязательным отчислениям, которые осуществляют работодатели. Это может повысить мотивацию внимательнее изучать возможности, которые предостав-ляет НПФ.

Еще одна новация – которая пока еще не реализована, но активно обсуждается – расширение спектра возможных вложений НПФ. Во-первых, можно рас-сматривать ипотечные ценные бумаги, во-вторых – инструменты срочного рынка и, нако-нец, вложения в инфраструктурные проекты.

В подготовке статьи принимала участие Ирина Рудых