Скупой заплатит снова: как правительству придется до осени скорректировать свой антикризисный план
Поделиться
Facebook Twitter VK


В предложенном правительством плане поддержки экономики нет места подвигу: он вполне реализуем и обречен быть выполненным по большинству показателей. Основной его недостаток — низкий уровень расходов, составляющий всего 4,5–5% ВВП, считает экономист Антон Табах.

В предложенном правительством плане поддержки экономики нет места подвигу: он вполне реализуем и обречен быть выполненным по большинству показателей. Основной его недостаток — низкий уровень расходов, составляющий всего 4,5–5% ВВП, считает экономист Антон Табах

Одобренный сегодня президентом национальный план поддержки экономики не стал сенсацией. В основном он включил в себя уже заявленные ранее антикризисные меры, существенную часть национальных проектов, запланированных на этот год. Заметно упование на то, что существенная часть проблем «сама рассосется» из-за улучшения глобальной экономики и при поддержке более мягкой денежно-кредитной политики, реализуемой Центральным банком.

План не выглядит излишне амбициозным: прогнозы довольно консервативны и по потерям этого года для экономики и бюджета, и по возможному росту в следующем году. В силу инерционности большинства экономических и бюджетных процессов кризис гарантированно уйдет в 2021 год, причем остается вопрос, возможно ли полное восстановление к началу 2022 года или — при благоприятном сценарии — это произойдет раньше. При стабилизации нефтяных цен несколько выше нынешних уровней (что весьма вероятно при соблюдении соглашений ОПЕК+) и сохранении темпов выхода мировой экономики из противоэпидемических мер, сдобренного огромными вливаниями ликвидности США, Европой и Японией, падение будет более низким, а восстановление — быстрым. В этом смысле в предложенном плане нет места подвигу, он вполне реализуем и обречен быть выполненным по большинству показателей.

План предусматривает реализацию давно обсуждавшихся, но застрявших мер по дерегулированию экономики или изменению законодательства. Например, предусмотрены изменения в порядке распределения бизнеса между арбитражными управляющими, а также усиление прав кредиторов при реструктуризации кредитов и облигаций. В отличие от снятия «поражения в правах» на организацию нового бизнеса у обанкротившихся из-за пандемии, данные предложения имеют мало отношения к антикризисной повестке. Разумным представляется и передача ответственности за новые идеи по поддержке МСБ на регионы, которые отвечают и за противоэпидемические ограничения, при выделении им дополнительных средств.

Системной мерой можно считать создание «анти-ФНС», социального казначейства — органа, концентрирующего социальные выплаты и информацию об их получателях (судя по всему, максимально оцифрованную) и имеющего возможность оказывать помощь именно тем, кто в ней нуждается. Собственно, создание реестра получателей было одной из задач нового правительства. Но после того как службы занятости и в целом инфраструктура соцзащиты показала свои слабости, концепция изменилась. В отличие от налогов, многие социальные программы существуют и финансируются на региональном и муниципальном уровнях, поэтому определить формат, распределить полномочия и обеспечить эффективное функционирование социального казначейства будет непросто. Но, как известно, в России крупные реформы успешно реализуются только под огнем противника.

Основным изъяном плана представляется весьма низкий уровень расходов на его реализацию. Прямые расходы можно оценить в 4,5-5% ВВП, причем сюда входят и меры поддержки, уже заявленные в марте — мае. Не предусмотрены новые выплаты населению, существенная часть программы помощи нацелена на крупный бизнес либо реализуется через крупнейшие (чаще всего государственные) банки, которые легче администрировать. В условиях, когда основной удар пришелся по малому бизнесу и сфере услуг и миллионы людей лишились дохода, но не получают пособий по безработице или социальных выплат, нужны более широкие выплаты именно пострадавшим — еще до создания казначейства.

О «вертолетных деньгах» (раздача свеженапечатанных денег практически всему населению поголовно) речь, конечно, идти не может, однако избыточная прижимистость несет большие социальные риски. Более того, многие заявленные в последние три месяца меры представляют собой отсрочки и «каникулы». Это значит, что уже осенью нужно будет решать, как списывать или реструктурировать неподъемные долги. Могут потребоваться нетривиальные идеи, например кредитная амнистия для наиболее пострадавших граждан и предприятий, но в плане такого нет.

Можно ожидать, что план будет уже летом переписан на шершавый язык бюджета. При этом он будет существенно корректироваться по ходу реализации с добавлением мер в ответ на те или иные обостряющиеся проблемы. Можно ожидать, что популярные идеи наверняка будут исходить от президента, заботящегося о народе и бизнесе. Например, очень простые и быстрые выплаты на детей и возвраты налога ИП и самозанятым, как и ожидалось, оказались популярными даже у скептиков. Повторение выплат к 1 сентября может стать одной из таких простых, популярных и не слишком дорогих для бюджета мер и помощи людям, и поддержки спроса.

Источник: Forbes

Дополнительные материалы по тематике


Почему контроль над инфляцией так важен для ЦБ

ЦБ остается верен идее контроля над инфляцией, но обещает не повышать ставку в ответ на сиюминутные рыночные и ценовые колебания, считает главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах. 21.09.2020

«Ежовые рукавицы» низкой инфляции: какие риски таит медленный рост цен

Выгоды низкой инфляции, как правило, акцентируются и всеми признаются, в то время как о связанных с ней рисках и проблемах говорят не так часто. Между тем, у низкой инфляции может быть ряд побочных эффектов — от препятствий для опережающего развития экономики до повышения безработицы и снижения зарплат, указывает экономист Антон Табах. 15.09.2020

ЦБ готовится повышать ставки

Наша кредитно-денежная политика совсем не мягкая по мировым меркам. 15.09.2020

Борьбу с инфляцией пора заканчивать

Ведомости

Медленный рост цен усиливает диспропорции в экономике и создает риски для банков.
14.09.2020

Онлайн-презентация обзора «Жизнь при низкой инфляции: что ждет российскую экономику»

Сформировавшаяся в России устойчиво низкая инфляция может привести не только к позитивным последствиям, но и создать дополнительные риски для экономики. Адаптация к новой обстановке уже идет, но ее последствия для бизнес-стратегий и финансового поведения компаний и граждан еще не до конца оценены. Выгоды и риски для отечественной экономики в новой инфляционной парадигме с учетом мирового опыта обсудили 10 сентября 2020 года в рамках вебинара. 12.09.2020